Будущее уже здесь: Как уцелеть в эпоху киберпанка

0
278

«Продвинутая» молодёжь Роскомнадзор не хочёт слушать. Эта же молодёжь не читала ни Пелевина, ни Гибсона — и входит в эпоху киберпанка на положении восторженной жертвы.

Будущее всегда беспощадно. И беспощаднее всего то будущее, которое уже незаметно наступило, а общество в массе своей пропустило момент, когда future стало now. И вся лавина новых рисков, незнакомых проблем, почти фантастических сценариев – всё это стремительно обретает плоть и силу на наших глазах, а что мы можем противопоставить врагу, в существование которого большинство из нас просто не хочет поверить?

Десять лет назад компания Apple изменила мир, создав первый массовый смартфон. Сейчас она вторично меняет нашу реальность, запуская массовую, тотальную систему сбора биометрических данных с пользовательской электроники. Новый IPhone с системой распознавания лиц FaceID снова стал только первой ласточкой огромной стаи:

«Система распознавания лиц, за которую критикуют новый iPhone X, уже в ближайшие годы станет стандартной функцией для смартфонов, планшетов и вообще всех носимых устройств, сообщает Business Insider» — даже называются конкретные сроки: к 2019-2020 году. В самом близком будущем, в общем.

Поразительно, но подавляющее большинство российской аудитории – особенно молодёжь! — даже не понимает: а что тут такого-то? Ну, распознавание лиц – и что?

Господи, да тут ВСЁ «такое»!

Начнём с того, что собой представляет сама технология FaceID:

«В верхней части передней панели iPhone X есть маленький островок, не закрытый огромным дисплеем и под завязку набитый различной электроникой и датчиками. Помимо обычного набора (фронтальная камера, микрофон, динамик, датчики приближения и освещенности), здесь есть инфракрасная камера, система подсветки (flood illuminator) и проектор точек (dot projector). По сути, из них-то и состоит True Depth Camera. Она создает 3D-снимок вашего лица, а при входе в систему сверяет лицо со снимком… Apple встроила в смартфон специальный сопроцессор, оптимизированный для алгоритмов машинного обучения. С его помощью система со временем будет знакомиться с вами все лучше – то есть, во-первых, чем дальше, тем быстрее она будет вас узнавать, а во-вторых, изменения прически, выражения лица или аксессуаров ее не смутят. Apple утверждает, что система узнает вас, даже если вы наденете шарф или отрастите бороду».

Вдумайтесь в этот факт: ваш смартфон делает трёхмерную модель вашего лица (заодно, разумеется, обращая внимание на окружающий бэкграунд, но это так, «неприятный бонус») со всех ракурсов. Ваша внешность – как уникальный идентификатор вашей личности — полностью оцифрована. Вы теперь не принадлежите себе. Вы записаны в память телефона и… и что дальше?

«Никто не украдет снимок вашего лица. Изображение, снятое камерой Face ID, хранится в зашифрованной памяти специального сопроцессора Apple под названием Secure Enclave. Фотографии обрабатываются только на устройстве и не отправляются на серверы Apple или куда-то еще. Вся обработка проходит внутри Secure Enclave, так что приложения их тоже не получат. Однако Secure Enclave уже засветился в новостях, когда специалисты по безопасности нашли в нем уязвимость. Ее, конечно, залатали, но совсем не факт, что на этом уязвимости закончились. Возможно, следующая дыра позволит злоумышленникам получить доступ к вашим данным».

Сайт Лаборатории Касперского деликатно упоминает мошенников, но самая главная угроза, конечно же, не они. А те, кто имеет априори полный доступ к любым секретным функциям всех электронных устройств и программных продуктов – американские спецслужбы.

Вопрос ведь не только в том, что 3D-модель лица человека – платёжный идентификатор. Тут всё намного масштабнее: имея такую модель, запросто можно, используя даже не самые продвинутые технологии, «нарисовать человека», и потом сделать с этим «двойником» что угодно – обвинить в преступлении, замазать в компромате, заставить делать безумные высказывания (не забудем, что и голосовые данные также собираются). Если сделать разрешение не FullHD – никто даже не заметит на видео подмены. Пририсуют голову к туловищу – и здравствуй, Вася Пупкин номер два. Делов-то!

Вспомним не читанного уже юным поколением классического Пелевина, «Generation P»:

«Тебя технология интересует? Могу рассказать в общих чертах. Сначала нужен исходник. Восковая модель или человек. С него снимается облачное тело. Знаешь, что такое облачное тело?— Это что-то типа астрального?

— Нет. Это тебя какие-то лохи запутали. Облачное тело — это то же самое, что цифровое облако. Просто облако точек. Его снимают или щупом, или лазерным сканером. Потом эти точки соединяют — накладывают на них цифровую сетку и сшивают щели. Там сразу несколько процедур — stitching, clean-up и так далее.

— А чем сшивают?

— Цифрами. Одни цифры сшивают другими. Я вообще сам не все до конца понимаю — гуманитарий, сам знаешь. Короче, когда мы все сшили и зачистили, получаем модель. Они бывают двух видов — полигональные и так называемый nurbs patch. Полигональные — из треугольничков, а «нурбс» — из кривых, это продвинутая технология, для серьезных трехмеров. Депутаты все полигональные — возни меньше и лица народнее».

90% уникальности человека – это не скелетные движения (вспомним технологию motion capture, позволяющую спокойно заменять пластику киноперсонажа движениями актёра), а именно мимические особенности. И опять же — рабочие технологии дешифровки всего этого уже есть:

«Лицо выдает многие особенности человека, подчеркивает профессор Стэнфордского университета Михал Косински. Нейросети, натренированные на фотографиях, со временем научатся определять IQ, политические взгляды, склонность к преступлениям и черты характера. Новые технологические возможности приведут к неизбежным социальным последствиям, предупреждает ученый. Примером уже может послужить созданный Косински и его коллегами алгоритм определения сексуальной ориентации, который с точностью 91% отличает геев от натуралов (83% в случае с женщинами). После публикации исследования ЛГБТ-активисты раскритиковали открытие, назвав его сомнительным и опасным. По их мнению, такие алгоритмы может использовать правительство в своих целях».

«Американское правительство? В своих целях? Да ну… бред какой-то!» — примерно с таким пафосом реагируют те, кто стоял трое суток в очереди за новым «айфоном». И, к сожалению, подобное мнение сейчас распространено в обществе, особенно, конечно, среди молодёжи. Иначе как ещё можно объяснить то агрессивное неприятие, с которым была встречена инициатива главы Роскомнадзора Михаила Жарова о необходимости запрета биометрической идентификации детей и подростков до достижения ими дееспособного возраста – и это речь идёт только о голосовых данных, а не о трёхмерной модели, что в разы опаснее потенциально!

Нет. Жарова не слушают. Даже не хотят слушать. Как такое могло случиться в мире, где последние лет 30 как минимум основным направлением в фантастике был киберпанк? Вот он, киберпанк – полное future is now, уж куда яснее-то? Идентичности людей отчуждаются от них, чтобы использоваться для манипуляций в виртуальном мире – да это же «Матрица» в чистом, беспримесном виде! Неужели не узнаётся?

Выясняется, что – нет, узнавания не происходит. Не для российской молодёжи Уильям Гибсон книжки писал, не для неё снимали десятки фильмов от «Бегущего по лезвию бритвы» и Матрицы» до «Мира Дикого Запада» и прочих «Призраков в доспехах», не для наших юных орлов делали игры Deus Ex и тому подобные. Как же такое случилось?

Ведь ещё лет 10-15 назад у компьютерных пользователей во времена ещё «дикого интернета» было в разы больше ответственности, больше здорового понимания, больше внимания к безопасности. Тогда инициативы Роскомнадзора по защите персональных данных «на ура» бы воспринимались!

А ответ простой: наша молодёжь сознательно променяла безопасность (связанную с сокрытием персональных данных) на тщеславную самопрезентацию. Выбор между «Заблюрю-ка лицо на фотке» и «А это я на фоне еды!!! Лайкайте!!!» был быстро и окончательно сделан в пользу второго. Безопасность променяли на дешёвую популярность. Персональные данные – на лишний лайк.

Кто приучил человечество к этому, и так понятно: социальные сети. Откуда они родом и кому служат – тоже ясно. Миллиарды людей давно и безнадёжно развращены ничтожнейшим тщеславием, поиском одобрения у незнакомых людей, зависимостью от всей этой грязной пены комментариев, лайков и дислайков, и есть ли тут время думать о безопасности, когда по большинству профилей в соцсети можно узнать о человеке практически всё – от геолокации и до психологического портрет, и это сознательный выбор нового поколения? Ну, подумаешь, ещё и мой «айфон» будет обо мне всё знать – да ведь я сам стремлюсь поведать о себе как можно большему числу людей.

Этот личностный эксгибиционизм, полная «овнешнённость» современного человека делает все предупреждения неуслышанными – ради того, чтобы думать о какой-то там безопасности, я не должен приобретать культовый девайс, не смогу с ним селфи делать?!! Да вы чтоооо?!… «Умрём за единый лайк!».

Бедные глупые молодые люди уже принадлежат к тому поколению, которое не читало ни Пелевина, ни Гибсона. Поэтому они не могут даже понять, что на их глазах – и, самое главное, с ними самими! – сбывается то, о чём писали авторы киберпанка. А там, между прочим, будущее всегда рисуется в виде антиутопии – high tech, low life, тотальный контроль оцифрованных до полного закабаления людей корпорациями (привет, «Эппл», «Майкрософт», «Гугл!»), технологии как, прежде всего, манипулятивно-репрессивный инструмент, и всё в этом духе. И многое уже сбылось и сбывается с пугающей точностью. Но ведь главное — ещё один лайк под твоей выложенной в открытый доступ 3D-моделью, верно? Замолчи, Жаров, ты такой скуууучный!…

Будущее уже здесь: Как уцелеть в эпоху киберпанка