Тут сейчас самая обсуждаемая тема во всех СМИ — это недопуск российской сборной на грядущую Олимпиаду из-за допингового скандала. В комментариях к таким новостям мне попалось несколько утверждений вроде таких — «а вот в СССР такого не было, советский спорт всего добивался сам, без химии!». Мол, в Советском Союзе всё было отлично, а сейчас всё скатилось.
А..а а а, если сс..с..серьёзно?

СССР. Спортсменов просто использовали или они тоже всё знали?

Пенять на других, подсовывать руки культуристов американским теннисисткам, сделанные в фото-редакторах и прочие истерики квасных патриотов, — их любимое занятие, а моё любимое — изучение фактов и доказательной базы и вот тут-то у многих патриотов происходит моральный срыв, переход на мат и осорбления, охватывает синдром страуса, наступает упадок сил и приём лекарств.

На самом деле всё было так — в СССР допинг принимался достаточно широко и массово — для того, чтобы гарантированно обеспечить победы в спорте. Для чего это делалось? Здесь можно выделить две основные причины — внешнюю и внутреннюю. Внешняя причина заключалась в том, что все годы своего существования советская власть силилась доказать всему остальному миру своё превосходство, для чего особое внимание уделялось тому, как СССР выглядит для внешнего наблюдателя — абсолютно неважно, что происходит внутри страны, снаружи должен был быть только глянец и победы.

Внутренняя же причина заключалась в создании определенной «повестки дня» и занятия умов граждан уже внутри страны — люди обсуждали не насущные проблемы, вроде отсутствия в СССР туалетной бумаги или растущей алкоголизации, а то, какого веса штангу поднял вон тот дядечка во славу Родины. В общем, победы были очень важны, и добиться их стремились любой ценой — часто не задумываясь о здоровье и последствиях для атлетов.

Итак, не будем вспоминать о ВАДА, а для начала небольшой рассказ о препаратах и том, кто и как их применял, а потом будем думать, кому это всё было надо.

Метандростенол для качков и штангистов.
Метандростенол — довольно старый препарат, он был разработан еще в пятидесятые годы, однако до сегодняшнего времени успешно применяется. Метандростенол относится к анаболическим стероидам, а применяют его в основном те, кто кто занимается силовыми видами спорта, вроде тяжелой атлетики или метания ядра — он обеспечивает быстрый прирост мышц и рост силовых показателей за счет подъема тестостерона в организме в 5 раз. При этом метандростенол (или попросту «метан») весьма опасен и токсичен — он отравляет печень, организует задержку воды в организме, повышает давление.

Волна «метана» пошла по Европе в 1960-е годы, его принимали многие спортсмены, а производство наладили в немецкой фирме Байер и в венгерской фирме Гедеон Рихтер, где «метан» выпускался под названием Неробол. Вот этот венгерский Неробол и поставлялся в основном в СССР — его закупали в больших банках по 500 таблеток и раздавали атлетам из расчета по две таблетки в день, это произошло после Олимпиады в Мехико. Раздавали «метан» вместе с витаминами, и часто спортсмены даже не знали, что именно они употребляют.
Тут еще нужно рассказать, как в те времена были устроены проверки на допинг — лабораторий было очень мало, допинг-контроль проводился только на крупных соревнованиях, был избирательным и выборочным, внезапную проверку расценили бы как «политическую провокацию». Именно такая проверка произошла в Париже в 1984-м году — «легенду советской легкой атлетики» Татьяну Казанкину неожиданно пригласили на допинг-пробу, на которую она по какой-то причине не пошла — что по регламенту ИААФ считалось «положительным результатом на допинг».

Татьяна Казанкина (на фото в центре)

Татьяна Казанкина (на фото в центре)

В том же году поздней осенью неожиданно был отменен выезд советских бегуний (абсолютных лидеров и мировых рекордсменов) на чемпионат в США, и после этого все спортсмены стали подвергаться предварительному «выездному» антидопинговому контролю. Если допинг находили — то спортсмена снимали с соревнований под предлогами травмы, сессии в институте, болезни отца и т.д., и всё было спокойно.
В конце восьмидесятых годов появились технологии обнаружения долгоживущих «остатков метана» в крови, и его перестали массово использовать в предсоревновательной подготовке, перейдя на более «скрытые» средства.

Эритропотэин и экстази.
Ближе к середине восьмидесятых годов, когда начали появляться допинг-пробы и внезапные проверки, тренеры и спортсмены начали искать другие средства для «повышения тонуса». Вернее, спортсмены ничего не искали — чаще всего они были слепыми проводниками воли спорткомитетов и часто даже не знали, что именно они употребляют.
Эритропотэин появился в 1983 году — это гормон, который стимулирует образование эритроцитов из поздних клеток-предшественников и повышает выход ретикулоцитов из костного мозга в зависимости от потребления кислорода. Проще говоря — это копия почечного гормона, он повышает количество гемоглобина в крови и заметно улучшает выносливость. Эритропотэин практически копировал природный гормон, и отловить его не могли вплоть до начала 2000-х годов — но можно практически с уверенностью сказать, что он применялся в СССР после того, как появились методики по выявлению длительного употребления «метана».

В дополнение к анаболикам и гормонам, советских спортсменов нередко пичкали всякой дрянью, что является самыми настоящими наркотиками — экстази и эфедрином. Эти средства появились в конце семидесятых годов и сразу же попали в спорт — они уменьшал усталость во время тренировок и повышали выносливость, но имели громадные побочные эффекты — разрушали нервную систему, приводили к истощению, вялости и депрессии, и в перспективе — к общему разрушению и раннему одряхлению организма, о чем спортсменам не рассказывали.
На Олимпиаде в 1976 году в Инсбруке в организме советской лыжницы Галины Кулаковой был найден эфедрин — что интересно, по итогу расследования Кулакову отстранили только на одну гонку, так как было доказано, что эфедрин попал в её организм вследствие употребления назального спрея, и сама спортсменка могла не знать о том, что она употребляет.
Коммунистической власти СССР, всем этим престарелым дегенератам и маразматикам, было абсолютно наплевать на здоровье используемых ими в пропаганде людей! Спорсменов с разрушенным за 5-10 лет активной деятельности здоровьем, просто выбрасывали на помойку с благовидным названием «пенсия», да ещё к тому же их заставляли чувствовать себя обязанными — Государство о вас позаботилось, а вы тут недовольны пособием.
В итоге большинство спивалось, многие преждевременно умирали и о них забывали. От них не осталось и следа.

Лыжница Галина Кулакова

Лыжница Галина Кулакова

Счастье в неведении, Нео.
А теперь самое интересное. Галина Кулакова употребляла назальный спрей с эфедрином и вероятнее всего — действительно не знала о том, что на самом деле она вводит в организм, а многие спортсмены, употребляющие «метан» думали, что принимают простые витамины. Ещё нередки были случаи, когда спортсмены соглашались на допинг-пробу, будучи уверены, что они «чистые» — и попадались. А иногда спортсменам просто запрещали идти на допинг-пробы без объяснения причин, как это произошло в случае с Татьяной Казанкиной, о которой говорилось выше.

Что же получается? В СССР спортсменов могли попросту использовать «втемную» для демонстрации высоких достижений в советском спорте, а сами спортсмены даже и не подозревали о том, чем их кормят? Я не удивлюсь, я уверен, если во многих случаях так оно и было — СССР всегда хотел казаться «сверхдержавой», используя для этого обычных людей в своих интересах.
И никаких сомнений в нынешнем скандале! Это не ВАДА «плохая», это всем известная организация имеет «рыльце в пушку».

СССР. Спортсменов просто использовали или они тоже всё знали?