ВТО ВЫВЕРНУЛА РОССИЮ НАИЗНАНКУ. ПАВЕЛ ГРУДИНИН

0
301
ВТО вывернула экономику России наизнанку. Павел Грудинин

ВТО вывернула экономику России наизнанку. Павел Грудинин о том, почему отечественная промышленность и АПК оказались в загоне

Пять лет назад, после девятнадцатилетних ожиданий Россия стала членом ВТО. Впрочем, уже после года отношений с этой организацией, стало понятно: «брак» оказался браком. России предъявили международные санкции, которые год от года плодятся, одновременно нарушая сами принципы торговой организации, которые несовместимы с политическими настроениями и интригами. Так надо ли нам участие в некоем глобалистском проекте с теми странами, которые ведут против нас санкционные войны, в том числе, возможно, и определенные военные агрессивные действия у наших границ. Так, ВТО — механизм развития, как нас убеждали при вступлении в эту организацию, или — экономической зависимости?

— Известный египетский экономист Самир Амин назвал ВТО «новым колониальным министерством стран «семерки». Речь идет о том, что развитые страны пытаются подчинить и не дать подняться по лестнице развития тем странам, которые находятся от них в зависимом положении. Это происходит путем запрета на протекционизм. Хотя некогда сами развитые страны использовали инструменты протекционизма, — говорит эксперт Института глобализации и социальных движений и «ВТО-Информ», автор книги «Куда ведут Россию МВФ, Всемирный банк и ВТО?» Александра Ждановская, — Вступление в ВТО привело страны, где была собственная промышленность, к деиндустриализации. То есть европейские, американские компании вытесняли производителей, происходило банкротство предприятий.

«СП»: — Почему же либеральная власть продолжает доказывать, что ВТО — это положительный инструмент и выходить оттуда не нужно? Может, были положительные моменты, которые нам обещали, а мы о них не знаем?

— К сожалению, отечественная промышленность целиком, как и сельское хозяйство, понесли ощутимые потери.

«СП»: — А как же так, если взять то же сельское хозяйство, премьер-министр Медведев, как и министр Ткачев взахлеб кормят нас победами на сельхозниве.

— Если взять сельское хозяйство, то тут ситуация несколько смягчена санкциями и контрсанкциями. Есть некоторый, можно сказать, временный буфер, который пока защищает сельское хозяйство, да и то не полностью. То есть, во-первых, были сокращены субсидии для сельского хозяйства, сейчас они, по-моему, где-то 4,4 млрд. рублей, но объема этого недостаточно. А если посмотреть ситуацию в промышленности, произошло падение. В основном оно коснулось обрабатывающего сектора. Если послушать самих производителей, по их словам вступление в ВТО принесло не только потери, снижение прибыло, но банкротство, закрытие предприятий.

Некоторые эксперты парируют, мол, мы же стали лидером по экспорту сельхозпродукции и зерна, еще в 2016 году, обогнав Соединенные Штаты Америки по объему экспорта, будучи членом ВТО. Где же тут какие-то падения? Вопрос, а что, собственно говоря, производит страна и что она экспортирует. Зерно, нефть, газ — это просто ресурсы. А на что претендует Россия в мировой экономической системе? На роль страны с высокоразвитой промышленностью, с высокоразвитыми технологиями? Ну, тогда это для нас в рамках ВТО невозможно.

«СП»: — На что Россия должна претендовать с точки зрения роста? Какие отрасли, на ваш взгляд, могут быть экспортно-ориентированными, а не сырьевыми?

— Мне кажется, тут необязательно брать экспортную ориентацию. Надо, чтобы страна производила, как это было когда-то, и для внутреннего рынка. Это должны быть отрасли с высокой добавленной стоимостью, высокотехнологичные.

«СП»: — В любом случае обрабатывающая промышленность имеет более высокую добавленную стоимость, чем сырьевая. Учитывая технологические ограничения, которые введены санкциями, мы можем производить технологии, как для внутреннего, так и внешнего рынка?

— Это можно и нужно делать. Другой вопрос, что потребуется временное повышение таможенных пошлин для секторов промышленности, чтобы были и ресурсы, и возможность их развития.

«СП»: — Главный вопрос сейчас — политический. Мы должны понять, а способны ли на шантаж Запада, Америки ответить жестким политическим решением и закрыть свои рынки? Все эти МВФ, Всемирный банк и ВТО ведут нас в некую глобальную зависимость?

— Сомнений нет, безусловно. На мой взгляд, сейчас в условиях санкционной блокады, нам необходимо выйти из ВТО. Это не организация, это не те соглашения с ней, которые направлены на развитие России. Например, в ВТО есть соглашение ТРИПС по инвестициям, которое прямо прописывает, что страна не может создавать собственные программы по развитию промышленности. Если посмотреть по другим соглашениям, даже сам дух ВТО и политика, которая предписываются МВФ, Всемирным банком, говорят о том, что «ваше преимущество — стратегическое, ваше конкурентное преимущество — это низкие зарплаты». Об этом прямо сказал представитель МВФ в Санкт-Петербурге. Для нашей страны это не картина прекрасного будущего, быть рынком дешевой рабочей силы. Нам нужно создавать свое производство. Причем тут важен еще следующий вопрос: для чего производить? Тут, мне кажется, важен еще такой момент, что представители, есть экономическая школа мир-системного анализа, которая как раз говорит о том, что не все страны равноправные партнеры, отношения между странами центра и странами периферии — это отношения зависимости. Нам надо определиться и понять, чего мы хотим, встроиться в мировую экономику в качестве поставщиков дешевого сырья, которые ничего не производят, встроиться, как нам сейчас предлагают, в цепочки создания стоимости на зависимых ролях, либо — быть великой державой. Если страна ничего не производит, то попадает в зависимость от других стран, от цен на их продукты на мировом рынке. Собственно говоря, что такое производство здесь? Это работа, налоги, которые у нас поступают в бюджеты. При деиндустриализации закрытие предприятий приводит и к тому, что не будут поступать налоги в бюджет, и к тому, что люди будут терять работу…

Смена курса

Нужно сменить экономический курс правительства, в частности, отказаться от неолиберальной политики, от политики долговой зависимости Минфина, который пытается нас затянуть всё дальше в долговое болото. Надо отказаться от политики стерилизации доходов от нефти. Эта политика навязывается Валютным фондом странам-должникам, у которых есть сырьевые ресурсы. То, что финансовые рынки не регулируется, приводит к тому, что растет роль именно спекулятивного капитала. Это может быть и международный спекулятивный капитал. То есть капитал перетекает в страну не для того, чтобы создать что-то, а спекулировать, например, на валюте. Будет поток спекулятивного капитала в Россию, а потом вывод из России. Россия превращается в экономику, которая вывернута наизнанку. То есть экономики периферий и полупериферий — это те экономики, которые не сами для себя должны существовать, а для того, что все их потоки финансов текут из страны. Меры, определенные по регулированию финансовых рынков, должны, на мой взгляд, этому противодействовать.

«СП»: — Получается, в Россию приходят инвесторы не для того, чтобы вложиться в реальный сектор экономики, а на низкой базе российской экономики что-то скупить, поиграть здесь и выйти отсюда с максимальной маржой?

— Именно это характерно для большей части инвестиций. Пока мы не изменим кредитно-денежную политику, то есть не введем определенные меры протекционизма для производства внутри страны, до тех пор у нас и не возникнут собственная промышленность, реальный сектор экономики.

Наше вступление в ВТО — победа американцев

ВТО вывернула экономику России наизнанку. Павел Грудинин

А вот, что о членстве в ВТО думает Павел Грудинин:

«СП»: — Павел Николаевич, Россия вступила в ВТО на неравных условиях. Уровень поддержки в Европе: на гектар пашни это 300−400 евро, а у нас порядка 90 евро. При таких субсидиях себестоимость европейской сельхозпродукции получается ниже, чем в России. Можно ли как-то изменить ситуацию? Нужно ли нам выходить из ВТО, улучшит ли это качество нашей продукции?

— Во-первых, возможности, полученные в ходе переговоров и договоренностей с ВТО, мы их не используем. Потому что первоначально могли тратить на сельское хозяйство до 9 млрд евро, а тратили, в лучшие годы, 4, потом 3,5, а сейчас, с изменением курса, и того меньше. Во-вторых, вступая в ВТО, конечно, поставили под удар не только сельское хозяйство, но и всю промышленность. Единственная отрасль, которую защитила власть — это банковская. Там никакой конкуренции власть не допустила. Все остальное мы отдали на откуп иностранным компаниям, сделав отечественный рынок открытым. Вообще некоторые шутят, что главный принцип ВТО — это американский: делайте, как мы говорим, но не делайте, как мы делаем. Эти крайне невыгодные, кабальные для страны условия. Поэтому, считаю, нужно выйти из ВТО. Нужны преференции отечественным производителям, надо сделать нашу продукцию конкурентоспособной, а потом, когда мы станем сильной экономической державой, возобновить членство на выгодных нам условиях. Так, как это сделали Южная Корея, Китай… Власть совершила политическую ошибку, практически отдав страну мощным глобальным корпорациям. В свое время Хиллари Клинтон, узнав, что Россия вступила в ВТО, поздравила американских фермеров с этим событием, сказав, что это лучший им подарок от Москвы. Стало ясно, кто получил большие выгоды от членства в этой организации.

«СП»: — Способна ли Россия составить достойную конкуренцию на мировом рынке по качеству сельзпродукции?

— Качество российской продукции зависит не от ВТО, а от политики нашего государства. Мы должны поднять доходы населения. Сейчас люди покупают, ориентируясь не на качество продукции, а на ее цену. Известно, что некачественное, несертифицированное продовольствие всегда дешевле натурального. Мы должны прекратить ввоз различных так называемых заменителей, суррогатов, отказаться от технологий, которые снижают качество продовольствия. А за ее фальсификацию ввести уголовную ответственность. Сталин в 1946 году издал указ, по которому за фальсификат грозила уголовная ответственность от 5 до 7 лет лишения свободы. Надо перейти на ГОСТы, никаких ТУ. Кстати, в Беларуси ГОСТы сохранились, и качество продукции выше и лучше российских. Необходимо прекратить ввоз неконтролируемых фальсификатов и суррогатов, потому что мы прекрасно знаем, так называемый белково-жировой продукт, который въезжает к нам через территорию Беларуси из Украины, у нас здесь фасуется и становится сыром. Об этом знают не только аграрное сообщество, союз производителей молочной продукции, но и власть, которая ничего не делает, чтобы поставить заслон на этом неконтролируемом диком поле псевдопродовольствия. Прекратить в страну ввоз пальмового масла. И еще раз повторю: главная задача государств — обеспечение таких доходов у населения, чтобы люди могли позволить себе натуральный продукт. Продукция наша будет конкурентоспособной, если уменьшить тарифы на естественные монополии — электричество, газ, солярку и т. д. Надо прекратить удушение отечественных производителей непомерными налогами, сборами, административными процедурами. У нас же огромное количество проверяющих, цель которых — оштрафовать или взять какую-то мзду. Это необходимо пресечь.

Мы сейчас конкурентоспособны на мировом рынке, производя растительное масло, сахар, зерно. Мы можем стать экспортерами муки, а не отдавать куда-то зерно на переработку. Потому что зерно это тоже сырье. Мы может обеспечить себя, соседние страны курятиной. Мы могли бы конкурировать, например, с поляками по производству яблок и других фруктов. Мы можем прокормить и себя, и соседей картофелем. Для этого у нас есть прекрасные технологии и по выращиванию других овощных культур.

«СП»: — Если нашего агрария поставить в равные условия с европейским, какими могут быть результаты?

— Если обеспечить наших аграриев преференциями, субсидиями, которые получают европейские фермеры, то мы добьемся более высоких результатов. Мы привыкли работать в тяжелых условиях: будь то зоны рискованного земледелия, климатические условия и т. п. Поэтому, если нам создать так называемые европейские условия, то российский сельхозпроизводитель снабдит весь мир натуральной качественной продукцией. К нам сейчас приезжают многие иностранные производители, и они удивляются, как нам удается добиться больших урожаев и надоев, чем они. Дело в том, что мы-то многие технологии покупаем, к сожалению, на Западе. Вот эти специалисты, которые приехали учить нас работать по их технологиям, разводят руками, мол, неизвестно еще кто у кого должен учиться. Например, наши зоотехники добились надоев выше европейских, не без завезенных буренок. У народа еще не до конца отбито желание трудиться на своей земле. Это — главная составляющая для реального процветания России.